Сценическая композиция и постановка

Лев Додин

Художник

Давид Боровский

Режиссёр-ассистент

Валерий Галендеев

Ассистент режиссера

Игорь Николаев

Награды спектакля

  • Театральная премия "Золотой Софит"
  • Национальная театральная премия "Золотая Маска"

Премьера состоялась

17 марта 2006 года

Продолжительность

3 часа

Видеозапись Театра

(съемка 2010 года)
Действующие лица и исполнители

Лир, Король Британии

Пётр Семак

Король Французский

Игорь Иванов

Герцог Бургундский

Граф Глостер

Сергей Курышев

Эдгар, сын Глостера

Данила Козловский

Эдмунд, побочный сын Глостера

Шут

Алексей Морозов

Освальд

Олег Дмитриев

Гонерилья, дочь Лира

Елизавета Боярская

Регана, дочь Лира

Елена Соломонова

Корделия, дочь Лира

Дарья Румянцева

Герцог Олбани

Георгий Цнобиладзе

Герцог Корнуолл

Игорь Черневич

Граф Кент

Сергей Власов

Уверен, зритель этой пьесы вместе с нами хочет пережить что-то еще неведомое: сострадание, ужас, восторг, открытие. Что-то понять, но главное – прожить!...

Лев Додин о «Короле Лире»

 

...Большая литература потому и большая, что она концентрирует все противоречия жизни. И чем больше мы этих противоречий обнаружим, тем интересней, богаче и тем больше эта история окажется про нас. Мы же никогда про себя не говорим, что мы плохие, мы злые. То есть, мы можем так сказать, чтобы другие отстали, но про себя-то мы понимаем, что мы хорошие, а злые -другие. И так всегда. Значит, очень важно, все делать про себя. Суметь исповедаться не только в какой-то одной роли, а во всех ролях. Это, собственно, и есть свойство великой поэзии. Шекспир, Чехов полностью включают себя в любого из персонажей. Недаром все шекспировские люди такие умные. И все так замечательно говорят и так интересно думают. Эдмунд мыслит не менее интересно, чем Эдгар. Потому, что в Эдмунде, так же как и в Эдгаре, есть Шекспир. Значит, и в Эдмунде, и в Эдгаре есть своя правда, есть своя трагическая правота. Найти эту правоту, прежде всего, в себе, обнаружить как эти правоты сталкиваются и образуют ядро трагедии. Когда зло сталкивается с добром, это скорее драма, чем трагедия. А вот, когда добро и зло живет и сталкивается в одном и том же человеке, и борется с добром и злом другого – вот тут и возникает трагедия. Потому, что из этого нет выхода. И тут мы с вами лицом к лицу с природой человека...

Из беседы с актерами на репетиции

 

Человек не умирает от любви, или от больной печени, или от старости. Человек умирает оттого, что он родился человеком.

Персивал Ушер. 1950 г.

 

 Тот, кто изрекает изолированное Я с заглавной буквы, открывает срамоту мирового духа... Взгляни: вокруг тебя живые существа, – к какому бы из них ты не приблизился, ты приближаешься к сущему.

Мартин Бубер. Я и Ты. 1962 г.

 

 Однажды, встав из-за стола,

 Король развлечься пожелал.

 «Скажи молитву, сэр Дурак», –

 Шуту он громко приказал.

 Шут сбросил шапку в бубенцах,

 Смеясь раскрашенным лицом,

 Улыбку горькую тая,

 Встал пред глумящимся двором…

Эдвард Силл. Из баллады «Молитва шута». 1860г.

 

 В трагической ночи, в которой шествует мрачная истина, остается одна звезда, один слабый проблеск – Милосердие.

Только оно.

Ромен Роллан. 1927г.

 

 Молодость захватывает больше, чем может удержать; будоражит больше, чем может успокоить; несется к цели, не обращая внимания на средства и желая достичь ее сразу одним махом, прибегает сразу к крайним мерам, не признает ошибок и не исправляет их; не идет на попятную, как натренированная лошадь, которую не остановишь и не повернешь.

Фрэнсис Бэкон. Новый Органон. 1620 г.

 

 Даже самые молодые из нас иногда ошибаются.

Бернард Шоу. 1932 г.

 

 Самая занимательная для нас поверхность на земле - это человеческое лицо.

Георг Кристоф Лихтенберг. 1770 г.

 

 Всякий может быть увлечен настолько, чтобы не чувствовать себя виновным.. Насилие - это единственный способ выражения субъективности.

Из Манифеста студентов Сорбонны. 1968 г.

 

 Природа в человеке часто бывает сокрыта, иногда подавлена, но редко истреблена. Принуждение заставляет природу жестоко мстить за себя.

Фрэнсис Бэкон. Новый Органон. 1620 г.

 

 ..Горечи довольно во всех, только в немногих она разбавлена другими душевными свойствами, однако лишь разбавлена, а не уничтожена. Это – сердца ожесточенные. Одних сделал такими век, других – положение, третьих – возраст. И мало в этих сердцах живой, связующей, объемлющей влаги...

Александр Блок. «Король Лир» Шекспира. 1920 г.